Новость от 09.07.2019

15 вопросов библиотекарю.

Светлана Орлова: «Школьный библиотекарь — он разный. Поэтому и библиотекарь».


Сегодня в рамках нашего проекта мы хотим представить вам второго победителя конкурса «Радуга-ЛИК. Школьная Библиотека Будущего» педагога-библиотекаря Светлану Руслановну Орлову, СОШ №2 с углубленным изучением отдельных предметов, г. Лысьва, Пермский край.



—  Светлана, Почему Вы решили прийти работать в школу?


— А я и не решала. Окончила Пермское областное училище культуры по специальности библиотекарь и работала в отделе абонемента ЦГБ им. А.С. Пушкина. А через год моей приятельнице очень захотелось высшего образования, и она позвала меня в качестве группы поддержки. В результате — классический случай: приятельница не поступила (хотя большая умница), а я стала студенткой заочного отделения филологического факультета ПГУ (спасибо тому багажу, который я получила от моего Учителя — Косиновой Ирины Дмитриевны). Тут же коллеги посадили за телефон, притащили телефонный справочник и с криками: «В школу иди работать! Там тебе и педпрактика, и знать тебя уже будут, и ты ды, и ты пы» заставили обзванивать школы. В школу меня зав.библиотекой взяли (тут мне очень повезло — это была школа №2 в городе Перми, которая работала по образовательной программе, основанной на программе гимназии при Русском музее. Мы же сотрудничали с Пермской художественной галереей), ПГУ я не окончила, учителем литературы и русского языка не стала, так и работаю — библиотекарем школы. Мне было 20 лет, сейчас 44, так что стаж немаленький.


— А Вы не жалеете, что не стали учителем?


— Нет, нисколько не жалею. Учитывая, с каким многообразием ресурсов, интересов, приёмов имеет дело библиотекарь школы — застаиваться некогда, а значит, и работать интересно. Да ещё такой стимул — читатели, которые растут на твоих глазах и как люди, и как читатели. Ну, и я вместе с ними расту. (улыбается)


— В чём разница между библиотекой, в которой Вы работаете теперь и той библиотекой, что была в школе, в которой Вы учились?


— Учитывая, что школу я окончила в 1991 году, понятно, что библиотеки тогдашнего времени очень отличались. Даже не беру в расчёт техническое оснащение, это закономерно. Не было такого количества мероприятий, конкурсов, проектов и так далее. Редкие конкурсы чтецов, обзоры книг и библиотечные уроки. Я не помню «заиделогизированности» работы наших библиотек, помню, что это был «храм». Сейчас это больше «мастерская».


— До сих пор многие считают, что школьная библиотека — это, в основном, место хранения и выдачи учебников и школьной литературы. А как бы Вы сформулировали свою собственную концепцию современной школьной библиотеки?


— Сначала отвечу на первую часть. Многие давно не были в школьной библиотеке. (улыбается) Сразу оговорюсь — я имею в виду настоящую школьную библиотеку и настоящего школьного библиотекаря. А таких примеров много. Моя же собственная концепция не оригинальна: библиотека — это центр притяжения.

— Вы — педагог-библиотекарь. А чем на практике педагог-библиотекарь отличается от простого школьного библиотекаря?


— Пока я педагог-библиотекарь лишь по содержанию работы, подвижки по переводу на эту должность начались лишь недавно. Но особых различий я не вижу, кроме того, что библиотекарь аттестоваться не может, — просто нет процедуры аттестации библиотекарей в сфере образования. Нет и педстажа, отпуска и так далее. Статус библиотекаря как члена педагогического коллектива тоже не ясен. Педагогическое направление (обучение основам информационной грамотности) было и есть в работе школьной библиотеки, просто это не всегда выполняется и поддерживается даже самим библиотекарем. А вот это печально — всё-таки школьная библиотека как образовательный центр должна работать вне зависимости от того, хотите вы этого или нет. И библиотекарь школы, который имеет дело с очень пытливым, любопытным, шебутным, растущим во всех смыслах, но не очень информационно образованным читателем, должен постоянно расти и растить своего читателя. Просто — должен. В силу должности.


Но, по разумному видению, в библиотеке должны быть оба. Всё-таки педагог-библиотекарь более технологичен в плане общения с читателями. Он должен обучить основам работы с информацией, тому метапредмету, который изначально заложен в этом направлении. А непосредственную работу с фондом, с читателем, мероприятия, которые помогут ребятам не просто научиться читать, но и любить, понимать книгу, должен вести библиотекарь. Пока мы совмещаем эти две должности, а это очень большая нагрузка. Практики знают. (улыбается)


— Какие качества Вы как педагог-библиотекарь стараетесь воспитать в детях в первую очередь? Вообще, насколько Вы ощущаете ответственность за то, какими они вырастут?


— Ответственность очень большая. Мы же не видим результата своей работы сразу, как что аукнется иногда становится понятно только через годы. И, поскольку одна из важнейших функций библиотеки — воспитательная, то это постоянная работа. Сложно каждый день общаться с читателями и не воспитывать. Примером, беседой, совместной работой. Да мало ли приёмов! И это очень тонкая грань, ведь назидание, нотации мало кому помогли. В этом смысле очень помогают литературные образы. Подать ситуацию, в которой оказались ребята, через схожую ситуацию с литературным героем. И ребёнок сам уже делает выводы, сам анализирует, ведь на чужом примере легче разобраться. А качества стараюсь воспитывать очень простые, но трудно вырабатывающиеся: ответственность, коммуникабельность, умение стать на место другого, желание развиваться… Умение встать, когда упал. Умение понимать, что никто не застрахован от ошибок. Очень надеюсь, что ребятам нужна моя помощь и что навыки, которые они получили в библиотеке, им пригодятся. Читатели меня тоже, кстати, воспитывают. (улыбается) Надеюсь, что их труды даром не пропадают. (улыбается)


— В этом году Вы приняли участие во Всероссийском конкурсе «Радуга-ЛИК. Школьная Библиотека Будущего». И не просто приняли участие, но и победили. Чем Вам запомнился этот конкурс?


— Абсолютной непредсказуемостью. Благодаря условиям конкурса, мы видели работу друг друга, восхищались, перенимали опыт. Но все библиотеки были настолько интересны, что, несмотря на ежемесячные обзоры, кто победит — было совершенно не ясно. У меня, например, были совершенно другие мысли на этот счёт.


Ещё хотелось бы отметить (не знаю, планировали ли это организаторы) — создалось некое сообщество, связей с которым терять совершенно не хочется. Да, «Радуга-ЛИК» не может каждый год проводить подобный конкурс и каждый раз дарить по библиотеке. Но, может быть, другой формат?


— Есть одна идея, которая косвенно связана с конкурсом, и мы как раз хотели её обсудить с участниками, когда все выйдут из отпусков. Значит, Вы следили за деятельностью коллег-участников конкурса?


— О, да! Вот это было наслаждение, скажу я вам! Такое кипение идей, изюминки в работе, неравнодушие к своей работе, читателям, библиотеке. Наверно, обратили внимание - в конкурсе участвовали библиотеки, которые не подсуетились ради конкурса («Эх, сидела я сиднем 30 лет и 3 года, пойду теперь, поработаю»)? У всех участников — системная, интереснейшая работа. Разные уровни, разное место в своей школе, но какие одинаковые — любовь к книге и талант, настоящий талант библиотекаря. Который, к сожалению, некоторые участники зарыли. В том смысле, что одним из условий конкурса было системное освещение своей работы. Да, это тоже надо вводить в практику. Это очень привлекает читателей, привлекает внимание к работе библиотеки. Привлекает неравнодушных людей, которые потом могут стать вашими единомышленниками. И библиотека расширяет свои физические границы и становится постоянно открытой для своих читателей.


— Нам было очень интересно наблюдать за деятельностью Вашей библиотеки в течение всего учебного года. Создалось устойчивое впечатление, что у Вас в библиотеке не просто скучно не бывает — Вы по-настоящему раздвигаете горизонты и ломаете привычные стереотипы о школьной библиотеке. В «Артеке» 9 июня Вы вкратце рассказали о том, что у Вас в библиотеке происходит. А расскажите, пожалуйста, нашим читателям подробнее о Ваших проектах и акциях.


— Так… Рассказать о всей работе сложно: это и читательские конференции, и проекты, и исследования. Надеюсь, что удаётся сочетать в работе и традиционные, и инновационные формы работы. Например, кто ожидал, что в библиотеке появятся фолдскопы (карманные бумажные микроскопы), и библиотека превратится в исследовательскую лабораторию? Получили мы фолдскопы в рамках конкурса «Сделай мир ближе» и готовили исследовательские проекты «Вредно ли красить волосы?», «Зачем нужна вторая обувь?», «Ёлка ёлке рознь», «Кристаллы соли» и так далее. Казалось бы — при чём тут библиотека? А с чего начинается исследование? Правильно, с информационного поиска, анализа, отбора. А как организовать работу? Как правильно оформить паспорт исследования, и так далее? Приходите, научим. И покажем, и докажем, что информационная грамотность надпредметна и неважно, готовишь ли ты литературоведческое исследование, естественно-научное — умение работать с информацией пригодится везде.


Другой исследовательской площадкой стали сетевые проекты. Этот формат мы уже несколько лет активно развиваем. И это замечательный способ PRO-движения чтения. Чтения разного и разнообразного: художественного, познавательного, учебного. Ведь телекоммуникации позволяют объединить разных участников, выбрать любую тему исследования. Объединяющей идеей проектов стало краеведческое направление — бесконечное поле для исследований!


В качестве единой платформы проектов создаются сайты проектов, на которых размещаются задания, инструкции, рефлексивные таблицы и любой участник, в какой бы точке он ни находился, в какое бы время суток ни решил обратиться к заданию или посмотреть комментарии к своей работе, результаты других участников, может найти все материалы, познакомиться с заданием, изучить инструкцию работы с сервисом, создать и разместить в таблице продвижения ссылку на свою работу. Для визуализации результатов участники оформляют свои работы в различных сервисах web 2.0.


Сетевой проект проходит в виде игры. Участники знакомятся друг с другом (этап «Приятно познакомиться»), создавая общую презентацию в Google или представляя свою визитку на общем стенде в сервисе Linot. Отвечают на вопросы онлайн-викторин, которые дают возможность  поработать с различной литературой, краеведческими фондами школьных и муниципальных библиотек, современными цифровыми ресурсами и ресурсами сети Интернет, обратиться к архивам музеев и специалистам в разных областях, отправиться в виртуальное путешествие с помощью карт Google, создать виртуальную выставку или рассказать о культуре, истории, природе, литературе Пермского края с помощью интерактивных плакатов, побывать в прошлом и будущем с помощью лент времени, создать скрайбинг или найти (или придумать) и оформить в формате цифрового сторителлинга легенду, миф о реках, заповедных территориях, городах и многом-многом другом.


Все созданные в рамках проекта продукты являются интерактивными. Современные сервисы позволяют «оживить» презентацию; открыв интерактивный плакат «Культура коми-пермяков», вы можете посмотреть целую коллекцию видеофильмов и других материалов о традициях, национальной кухне, промыслах, почитать коми-пермяцкий словарь, узнать историю народа, даже опробовать демоверсию компьютерной игры, созданной на основе коми-пермяцкой мифологии.


С помощью QR-кодов можно поиграть с другими командами. Первая команда составит текст, зашифрует его с помощью генератора QR-кодов и разместит ссылку в общей таблице, а вторая, раскодировав странную картинку, узнает о новом природном объекте, историческом факте, и тому подобное.


С помощью ментальной карты можно составить «Личное дело писателя», вести интересные записи в блоге команды, обмениваться комментариями и мнениями на форуме проекта.

Участниками проектов являются учащиеся, педагоги, библиотекари территорий Пермского края. На данный момент создана большая коллекция ученических и методических мультимедийных проектов о культуре, истории, литературе, природе Пермского края.


Проекты стали победителями и лауреатами таких конкурсов как «Чтение детей в цифровом веке» и «Лучшая модель и результаты деятельности школьных ИБЦ и библиотек».


А в 2018 году к нам присоединились команды из других регионов РФ, и там, оказывается, живут такие же любопытные и не боящиеся новых форматов люди! И все они — страшные патриоты своего региона. (улыбается) Всего же в наших восьми проектах уже приняли участие более 500 ребят из разных уголков Пермского края и РФ и более 100 педагогов. После освоения такого формата участники проектов становятся активными, извините за повтор, участниками и других сетевых акций и форматов, не боятся самостоятельно разрабатывать и внедрять такие формы работы как на школьном, так и на муниципальном и на более высоких уровнях.


Кстати, был забавный случай, которым я особенно горжусь. Закончился первый сетевой проект, пришёл в библиотеку главный IT-шник команды. И я захороводила вокруг него: «Здравствуй! Я такой сервис нашла! Столько возможностей! Давай проект сделаем?» А он с такой тоской на меня посмотрел: «Светлана Руслановна, отстаньте Вы уже от меня с Вашим (!!!) компьютером, я просто книжку пришёл почитать!». Сейчас такие ситуации стали повторяться чаще, и я рада, что ребята стали расценивать гаджеты как инструментарий, а не тотем. Что родители стали втягиваться в этот процесс и тоже становятся активными участниками совместных проектов.


— Кстати, какие впечатления Вы привезли домой из «Артека» и Гурзуфа?


— Очень насыщенные. Это ведь как побывать в детстве. И «Артек», в котором хотели и хотят побывать все школьники. И Гурзуф… Я привезла с собой одну из любимых книг детства «Легенды Крыма». Пройти по местах оживших легенд, увидеть Аю-Даг, скалы-близнецы, Чатырдаг… Это сильно. И к Антону Павловичу я успела! (улыбается) Кстати, в музее есть немало материалов, посвящённых пьесе «Три сестры». При этом сам Чехов в письме А.М. Горькому от 16 октября 1900 года по поводу «Трёх сестёр» писал: «…Действие происходит в провинциальном городе вроде Перми». Согласно литературной легенде, и прототипами сестёр Прозоровых являются пермские просветительницы сёстры Циммерман — Оттилия, Маргарита и Эвелина, учредившие в городе первую частную школу.


— Ну, давайте как раз вернёмся в школу. В чём на Ваш взгляд разница между нынешними школьниками и школьниками нашего с Вами поколения?


— Глобально — никакой. Разница лишь в условиях и ресурсах. Да, сейчас у детей больше условий для развития, они более свободны в своих проявлениях, для них нет большинства границ. Но они — те же дети. Они так же исследуют мир, так же пробуют его на зуб и проверяют на прочность. Есть дети, которые уже понимают, чего они хотя от жизни, есть те, кто на выпускном не знает, куда пойти, в какую сторону, чем он вообще увлекается. Но и в моё время так было. Единственное, в чём повезло моему поколению — у нас был двор! Нас не боялись отпускать на целый день, мы постоянно играли в разные игры, учились договариваться и решать наши конфликты на берегу. Да, вот это нас и отличает — мы учились быть вместе. А сейчас сложно собрать и организовать даже небольшую проектную команду: переругаются, передерутся по принципу «а Я ТАК хочу». Ну, ничего, работаем над этим. Рада, что в тех проектах, которые библиотека реализует, как главное достижение участники отмечают: «научились работать в команде, научились договариваться». Плюс, у них такое «клиповое», «кнопочное» и «сенсорное» мышление. Но это закономерно. Это не дети придумали, это мы создали им такой мир, и они живут согласно тем условиям, которые получили. Главное — мышление есть. (улыбается)


— А вообще, школьная библиотека может повлиять на ребёнка? Вы знаете практические примеры?

— Таких примеров полным-полно у каждого библиотекаря. Повторюсь — сложно, а вернее, невозможно, общаясь постоянно, не влиять друг на друга. И в плане культуры, и в плане чтения. Даже неформально — ребята ведь приходят в библиотеку и просто поговорить, посоветоваться, разобраться в какой-то ситуации. Знаю по общению с выпускниками, что то, что они приобрели, являясь читателями нашей библиотеки, они помнят (ну, не все и не каждый день) и используют. А вот конкретных примеров, с Вашего позволения, приводить не буду, не успела спросить разрешения у других участников процесса, а без их согласия это было бы некорректно.

— Как Вы считаете, а что стоило бы добавить на библиотечных факультетах различных вузов страны к образованию библиотекаря? Чему, скажем так, не учат, но было бы хорошо, если бы учили? Скажите как практик.


— Мне сложно судить о наполняемости образовательных программ ВУЗов и ССУЗов, которые готовят библиотекарей, я видела только тематику. Она хороша, разнообразна, современна и интересна, но надо смотреть ещё и на содержание. Как практик, могу сказать одно — жизни надо добавить. Ничто так не учит, как опыт.


— После победы в конкурсе Вашу библиотеку ждёт реконструкция, приедет новое оборудование. А у Вас уже есть планы на будущее? Чего бы Вам хотелось ещё «натворить»?


— «Натворить» хочется, но страшно рассказывать. (улыбается) Вдруг не сбудется… Вот сейчас мы увлеклись одной проектно-исследовательской идеей, опять в рамках краеведения. Лучше, с Вашего позволения, скажу, какой хотелось бы видеть новую библиотеку. Дети называют её иногда «бухтой спокойствия». Так получилось, что в конце учебного года один класс закрыли на ремонт и читальный зал переоборудовали под класс. Когда читатели увидели парты и доску, у них чуть истерика не случилась. И когда мы с ними обсуждали, какие пожелания отправить организаторам, всё, что они просили — не превращать её в ещё один класс. Библиотека должна остаться местом, куда можно прийти любым, где можно почитать, поработать над проектом, устроить мозговой штурм, придумать новое интересное дело и подготовиться к нему. У нас маленькое помещение, поэтому провести в библиотеке что-то масштабное мы не сможем, но разработать, покреативить, устроить «движуху», найти единомышленников, тут же найти нужную информацию, связаться по сети с другими участниками, оформить результат работы… В общем, чтобы в библиотеке кипела жизнь. И за тишиной дети тоже приходят в библиотеку. Следующее — у нас маленькое помещение и хочется, чтобы всё было максимально функционально и трансформируемо. Не хочется мне высокую кафедру, читатель у меня разный, есть и выше меня ростом (что не трудно), а есть и читатели маленькие. Хочу видеть их глаза при общении. Или чтобы кафедра сочеталась со столом. Ещё очень хочется, чтобы в дизайне библиотеки была отображена Лысьва. Наш лысьвенский единорог, солдатская каска, которую в годы Великой Отечественной Войны выпускал единственный завод в стране — Лысьвенский металлургический завод, ЛМЗ, завод 700. И другие знаковые места. Вот даже не знаю, как это можно воплотить.


— Подумаем. Расскажите немножко о себе. У Вас есть свободное время? Чем Вы увлекаетесь? Кого читаете, что смотрите, какую музыку слушаете? Кто он — современный школьный библиотекарь?


— Эх, житие мое… Свободного времени немного, как у любого работающего человека. Поэтому, любимое дело — ничего не делать! Увлечения… Дело в том, что я ничего не умею: ни петь, ни танцевать, не играю на музыкальных инструментах, не занимаюсь спортом. В общем, ни в балет, ни в Красную армию. Бабушка, великая рукодельница, обучала всему, что умела, но прижились только вязание и плетение на коклюшках. Читаю всё, что интересно (автора выделить не могу, есть отдельные книги, нет у меня такого, чтобы творчество одного автора нравилось целиком и полностью. Даже у Антона Павловича…) Если по жанрам… Это классика, фэнтези, детективы и монументальные, многопоколенческие истории. Это историческая, психологическая, литературоведческая, дневниковая, юмористическая литература. Вот чего точно не читаю — триллеров. Дети пытаются меня подсадить, но отшучиваюсь тем, что мне 25-ти лет работы в школе уже достаточно.


Та же история с музыкой. Это могут быть самые разные жанры и инструменты: этника, классика, польские танго, дудук, скрипка, саксофон, рок, рэп. В общем, полный винегрет. Да, и на блогеров некоторых я подписана и знаю, кто такой Тима Белорусских… С кем поведёшься…


А про современного школьного библиотекаря в целом — не скажу. Мы все разные. А может, это и есть определение: школьный библиотекарь — он разный. Поэтому и библиотекарь. (улыбается)


— Что бы Вы пожелали молодым людям, которые только собираются выбрать профессию школьного библиотекаря?


— Первое — если вы ещё выбираете, попробуйте себя и в других областях, вдруг это не ваше. Ведь библиотекарь школы — это и библиотекарь, и педагог, и психолог, и менеджер, и методист, и массовик-затейник, и родитель, и швец, и жнец. Это должен быть не только очень образованный и эрудированный специалист, но и очень гибкий, желающий постоянно двигаться дальше человек. Готовый к тому, что рабочий день не заканчивается по расписанию. Что профессия эта станет диагнозом. Что вы будете единственным специалистом такого рода в школе со всеми вытекающими. И, конечно, это должен быть ребёнок в душе. Ну, хотя бы иногда.


Второе — если вы прочитали то, что выше и не вздрогнули, ещё раз: попробуйте себя ещё где-нибудь. Если вздрогнули, но выбрали эту профессию — дерзайте. Не буду врать, работа в школе — не всегда сахар. Даже далеко не всегда. Но это — жизнь. И уж точно — абсолютно не скучная.



Беседовал Сергей Филатов

Июль 2019



ПО «Радуга-ЛИК» — оборудование для библиотек и учебных заведений:
www.raduga-lik.ru

СОШ №2, с углубленным изучением отдельных предметов, г. Лысьва, Пермский край: sh2lysva.narod.ru


 

 

LiveInternet Яндекс.Метрика тИЦ Рейтинг@Mail.ru