Новость от 17.06.2020

ЧЕМ ПРОДОЛЖАЕТСЯ РОДИНА

Это не статья, а лишь отклик на развернувшуюся в сообществе «Современная библиотека» дискуссию о патриотизме. Попытка систематизировать свои мысли «на тему».

Часто говорят: «Патриотизм — это любовь к Родине». На мой взгляд, это не определение. Слишком эмоционально, слишком размыто. Стоит так выразиться — сразу пойдут вопросы: а что для тебя любовь, что для тебя Родина? Поэтому попробую сказать иначе.

Есть страна, в которой живу я и ещё 146 с лишним миллионов моих соотечественников. Здесь я родилась, получила образование, работала и работаю. Здесь моя семья и мои друзья. Здесь моя малая родина, где прошло моё детство. Эти места сильно изменились, многое из того, к чему привязано сердце, осталось лишь в моей памяти. Но всё равно это моя малая родина, которую я люблю. Это то, с чего начинается Родина.

Когда же речь заходит о России, говорить о любви в чувственном смысле, на мой взгляд, не совсем верно. Здесь на первый план выходит другая, более серьёзная и зрелая часть любви — ответственность за благополучие своей Родины, долг перед ней. Как я уже сказала, это часть любви более зрелая, и далеко не у каждого человека она есть. Но гражданином своей страны можно назвать только такого человека, у которого это чувство ответственности за судьбу Родины сформировано.

В рамках дискуссии о патриотизме неоднократно высказывались мысли о том, что любовь к Родине не должна быть безответной. Мол, если хотите, чтобы я работал на благо Родины, пусть и Родина для меня что-то делает — в частности, создаёт условия для проявления моих талантов и зарабатывания мною денег с помощью этих талантов. Логично?

Не совсем. Во-первых, Родина — это не личность, она не может никого из нас любить или ненавидеть. Родина — это все мы, 146 с лишним миллионов человек. Если речь о правительстве, так принимаемые им решения обусловлены отнюдь не любовью и не ненавистью к соотечественникам. На принятие нашим (как и любым другим) правительством тех или иных решений влияет множество факторов. Это необходимость сохранения баланса между интересами разных социальных групп, личные интересы отдельных представителей власти, соображения общественной безопасности, уровень интеллектуального развития лиц, принимающих решения, и уровень их же информированности — список можно продолжать, но любви или ненависти к людям там не будет.

Во-вторых, судьба каждого конкретного человека определяется решениями правительства страны в весьма малой степени. Вернее, сила влияния внешних обстоятельств на судьбу, как правило, обратно пропорциональна силе личности человека — его активности, изобретательности, трудолюбия и уровня интеллекта.

И в-третьих, как ни банально это прозвучит, законы нашей страны дают гражданам не только обязанности, но и права для их осуществления, и свои права нужно уметь отстаивать. Понятно, что чиновничий аппарат не заинтересован ни в реализации принимаемых правительством решений, ни в активной позиции граждан и поддержке гражданских инициатив. Тем не менее, существуют законные процедуры для отстаивания своих прав и начинаний, а также для привлечения к ответственности тех чиновников, которые эти права нарушают. Да, всё это очень долго, трудно и неприятно, но, отказываясь от борьбы, мы отказываемся от формирования гражданского общества в России, а значит, предаём свою Родину.

Не Родина для нас что-то делает, а мы делаем Родину — делаем её такой, какой хотим видеть: сильной, прекрасной и процветающей. Или не делаем, а ноем о безответной любви. Примером народа, делающего свою родину, могут служить израильтяне, создавшие в пустыне, в окружении врагов, цветущее во всех смыслах государство. Кстати, чиновников своих граждане Израиля любят ничуть не больше, чем мы — наших. И правительство своё ругают — будь здоров. Что не мешает им быть патриотами, выкладываться на работе и защищать свою родину от посягательств с оружием в руках.

Кстати, мне в дискуссии встретился такой аргумент: «Патриоты, которые любят свою Родину, какой бы они ни были национальности и в каком бы государстве ни жили, прекрасно понимают, что в другой стране они могут быть только в положении гостей, а не в каком-то другом статусе, пусть даже и с самыми благими намерениями типа выполнения "интернационального долга".» Ха! Попробуйте сказать об этом тем же израильтянам, активно осваивающим палестинские территории, или гражданам США, несущим «демократию» в страны, богатые полезными ископаемыми. Объясните им, что они поступают непатриотично. Боюсь, что вас не поймут. Более того, заговорят о «законных интересах» своей страны. Нет, я не считаю, что ради улучшения своего положения справедливо и патриотично отнимать кусок у того, кто слабее. Я — за взаимовыгодное сотрудничество, если что. Но вот чего я не понимаю, так это нервной реакции отдельных представителей российского общества, когда наш президент ведёт речь о законных интересах нашей страны и о намерении их отстаивать. Или вот именно у России своих интересов быть не должно? Странные у некоторых представления о патриотизме.

Приведу ещё одну цитату из дискуссии: «Когда у человека душа болит за то, что разрушается то, что он любит, внутри рушится и патриотизм — потому что патриотизм — это любовь к родному, а когда этого родного нет, и кругом чужое — вместо патриотизма — ностальгия». Нет, ребята! Будь эти слова правдой, не были бы мы победителями в Великой Отечественной войне. Боль от разрушения того, что ты любишь, может и должна придавать нам сил для борьбы с разрушителями. А уж оружие в этой борьбе у каждого своё. И у библиотекарей это оружие, может быть, одно из самых сильных, ибо они — хранители всего лучшего, что было создано нашим народом за многие века его существования: его литературы и философии, научных достижений и нравственных поисков. Опираясь на достижения нашего прошлого, мы не ностальгируем, а черпаем силы для борьбы за своё будущее. Если библиотекари считают иначе, они сильно недооценивают то оружие, которым обладают. Другое дело, если кто-то не умеет этим оружием пользоваться — но тут уж точно не Родина виновата.

Напоследок скажу ещё вот что. Совершенно не обязательно мы победим в этой борьбе. Как известно, Вёльва в своём пророчестве о Рагнарёке предсказала гибель богов в битве с хтоническими чудовищами. Однако лучшие из воинов будут сражаться на стороне светлых асов, несмотря на знание о грядущем поражении. Я не знаю, какая из битв станет последней. Но в любом случае мне бы хотелось сражаться на той же стороне, где бились Радищев и Пушкин, Лермонтов и Достоевский, Есенин и Ахматова — все те, кто не отказался от своей Родины и остался патриотом, невзирая на отношения с действующей властью. Мой долг перед Россией, как и у любого взрослого человека, состоит в том, чтобы сделать свою страну лучше. Этот долг я отдаю и надеюсь отдать до конца — в этом и состоит моё понимание патриотизма. Dixi.



Руководитель отдела культуры ПО «Радуга-ЛИК»
Лилия Борисова

 


 

 

LiveInternet Яндекс.Метрика тИЦ Рейтинг@Mail.ru